Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

От таблички до затычки

Эволюция связи в Формуле 1

Опубликовано 4 декабря 2015

Знаменитое «Leave me alone!» Райкконена, скандальное «Multi21» Red Bull, недавнее «No!» Ферстаппена и совсем свежее поздравление Феттелем своего гоночного инженера с Днем рождения – неотъемлемая составляющая современной Формулы 1, которая невозможна без командного радио. Сегодня в нашей рубрике «История дня» – становление и развитие системы связи Королевы автоспорта.

Дон Альфред

Современный мир не может существовать без общения в любое время суток, будь то работа, дом или гоночная трасса. Формула 1 – командный вид спорта, в котором нельзя победить без хорошо организованной радиосвязи. Это все реалии наших дней, а в начале прошлого столетия ничего такого и в помине не было. По мере того, как набирали обороты автогонки, развивалась и связь между гонщиком и командным мостиком.

Поначалу пилоты имели очень смутное представление о своей позиции на трассе и никак не обменивались информацией с боксами. Все изменилось в 1930-х годах благодаря Альфреду Нойбауэру – легендарной личности немецкого автоспорта. Он известен многими своими идеями (создание четкой иерархии команды, облегчение веса болида за счет сдирания краски), но одно его изобретение используется в Формуле 1 до сих пор. Немец первым наладил связь между гонщиками и пит-уолл с помощью табличек и сигналов.

Руководитель гоночной команды Mercedes придумал целую систему сигналов, которая подразумевала использование среди прочего и флаги. Стюарды долго конфликтовали с ним, считая, что размахивать флагами могут только они. Однако Нойбауэр не обращал на это внимания, и судьи сдались.
Руководитель гоночной команды Mercedes придумал целую систему сигналов, которая подразумевала использование среди прочего и флаги. Стюарды долго конфликтовали с ним, считая, что размахивать флагами могут только они. Однако Нойбауэр не обращал на это внимания, и судьи сдались.

Как слышно? Прием

Сигнальная система Нойбауэра оставалась единственным инструментом коммуникации на протяжении 40 лет. Все это время пилоты и механики не могли нормально общаться на пит-стопах – рев моторов заглушал любой звук. Колин Чепмен попытался изменить ситуацию за счет монтажа гарнитуры летчиков в шлем гонщиков. Проблему полностью решить не удалось, но на первых порах это позволяло командному мостику знать о состоянии шин и остатке топлива в баке. Преимущества радиосвязи были очевидными.

Колин Чепмен
Колин Чепмен

Шло время, и на заключительном Гран-при США 1974 года болиды Эмерсона Фиттипальди и Дэнни Халма впервые были оборудованы полноценной радиосвязью. Ее недостатком очень долго оставались помехи. И это естественно – получать идеальный радиосигнал на скорости 300 км/ч в те годы было непросто.

Наушники-беруши

По прошествии многих лет оборудование серьезно изменилось. Теперь в кокпите болида под коленями пилота размещается небольшой передатчик весом 200–400 грамм. Когда гонщик хочет что-то сообщить на пит-уолл, ему достаточно нажать кнопку на руле. Кстати, именно кнопка «Radio» одной из первых появилась на рулевом колесе. На УКВ-частотах передается сигнал через установленную на машине антенну. Поначалу использовались аналоговые системы, но в середине 2000-х годов команды перешли на цифровые. Пилот слышит все через шумоподавляющие наушники, больше похожие на затычки. В шлем вмонтирован очень легкий и очень компактный (2–5 миллиметров) микрофон.

Тысячи пар ушей

Современные системы умеют подавлять до 80 процентов шумов, но это в лабораторных условиях. На трассе все немного сложнее, и, тем не менее, инженеры научили оборудование значительно подавлять акустические, электрические и механические шумы.

В любой команде есть инженер, который отвечает за связь. Каждой из команд на гонку предоставляется несколько десятков закрытых радиоканалов. Их заранее программируют и сообщают разрешенные в отдельно взятой стране частоты, половина которых команда отводит под телеметрию. Во время гонки на трассе одновременно может работать до 1000 радиостанций, что в купе с мобильной связью создает дополнительные проблемы. Считается, что Мельбурн, Монако, Сингапур, Монца, Спа и Интерлагос – самые неудобные для связистов трассы.

Верните деревянные колеса

Со следующего года FIA ограничила радиопереговоры 31 пунктом Регламента. Это вполне могло бы облегчить работу радиоинженерам. Однако им рано радоваться – зашифрованные сообщения, о которых наверняка договорятся в боксах, обеспечат прежние объемы потоков информации. Два года назад Мартин Брандл, комментируя возможный запрет на радиопереговоры, заявил:

«Может быть, если захотите, мы вернемся к деревянным колесам»…

С одной стороны многим кажется, что полный запрет сделает гонки веселее. А с другой, что может быть веселее таких вот радиопереговоров?

Роман Расюк

Комментарии

Лучшее