Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Феноменальный и упорный

Инженер о Михаэле Шумахере в Benetton

Опубликовано 3 января 2016

Невероятные способности Михаэля Шумахера вспоминает инженер Виллем Тоет, в свое время поработавший над аэродинамикой болидов Toleman, Benetton, Ferrari, BAR и Sauber. Он опубликовал в LinkedIn свои воспоминания о пребывании Михаэля в Benetton и попросил поделиться ими, если они будут интересны болельщикам Формулы 1 и фанатам Шумахера. Это мы, собственно, и делаем.

Феноменальная память

Михаэля Шумахера многие не любили, но ни у кого не было сомнений, что он один из величайших гонщиков. У него была очень точная и выверенная манера вождения. Благодаря своим умственным способностям он мог запоминать различную дополнительную информацию или обсудить стратегию со своими инженерами. Такую обратную связь Виллем наблюдал только в начале своей карьеры в Toleman. Шуми напомнил Тоету Айртона Сенну.

В первые дни работы в Benetton немец удивил инженеров, когда после трех кругов за рулем болида рассказал им, как вела себя машина на входе, в середине и на выходе из каждого поворота на всей дистанции. Сначала никто не поверил, что Михаэль настолько точно все запомнил. Но после анализа телеметрии всем стало понятно, что он способен держать всю эту информацию в голове. Его комментарии были оперативнее, чем любые зафиксированные данные.

Барабанная дробь

Неожиданностью для команды стали попытки Шумахера сделать автомобиль более управляемым после запрета трекшн-контроля. Один из простых способов – работа с акселератором в поворотах: когда машина уходила в занос, Михаэль попросту отпускал педаль «газа», затем — её вновь нажимал. И он делал это настолько быстро, что вновь удивил инженеров команды: они измеряли положение заслонки «всего лишь» 10–20 раз в секунду, и только когда стали измерять чаще, поняли, что именно делал Шумахер с педалью акселератора. Инженеры не видели ничего подобного в исполнении других гонщиков.

Спидометр

Коллектив Benetton рассмеялся, когда Шуми попросил установить ему спидометр. Зачем это гонщику, которому было вполне достаточно индикатора оборотов двигателя? Но Михаэль совершенно спокойно обосновал свою просьбу. Он просто хотел знать в каких случаях для ускорения болида лучше выходить из поворота на третьей передаче, а в каких – на второй. Ему было интересно, как отразится на скорости изменение передаточногого числа, кроме того, что увеличит обороты.

Гран-при Бельгии 1993 года. Заметьте, помимо датчика в кокпите, на рулевом колесе прикреплены обычные электронные часы Casio
Гран-при Бельгии 1993 года. Заметьте, помимо датчика в кокпите, на рулевом колесе прикреплены обычные электронные часы Casio

Глава отдела электроники Ричард Маршалл установил гонщику в кокпите цифровой индикатор. Предварительно прибор был испытан на Peugeot 205 Hillclimb, любезно предоставленном Тоетом. Михаэль получил то, что хотел, но не совсем: «В середине поворота трудно сосредоточиться на скорости. Значения меняются настолько быстро, что вряд ли я могу зафиксировать минимальную скорость. К тому же, не так просто увидеть максимальную скорость в конце прямой, где нужно не прозевать точку торможения». И Шуми попросил два дополнительных индикатора: левый отображал минимальную скорость в повороте, а правый — запоминал на 1–2 секунды пиковое значение на прямой. Ричард Маршалл сделал все, как просил будущий чемпион. К слову, Маршалл заметил, что даже в те времена правила позволяли внедрять такие решения только спустя некоторое время.

Вот такой вид был у Михаэля
Вот такой вид был у Михаэля
wheelsage.org

В Benetton ему давали все, что он хотел. Он экспериментировал со скоростью, стилем вождения, траекториями и учитывал все это для изменения настроек. По прошествии нескольких лет Михаэль знал наперед, как будет вести себя болид в той или иной ситуации – спидометр уже был не нужен. Это послужило для него уроком и пригодилось в 1994 году.

На одной передаче

Как известно, после трагедии в Имоле FIA несколько изменила правила, чтобы уменьшить прижимную силу болидов. Изменения касались размеров диффузора и переднего антикрыла, торцевые пластины которого подняли, что только добавило инженерам головной боли. На все про все у команды было меньше месяца, чтобы подготовиться к Гран-при Испании. Сразу после гонки в Монако, которая предшествовала этапу в Барселоне, инженеры Benetton взялись за работу в аэродинамической трубе. В результате машина потеряла 15 процентов прижимной силы.

Во время квалификации на каталонской трассе гоночный инженер Михаэля Пэт Симондс попросил его попридержать коней – раньше времени не стоило раскрывать карты перед соперниками. При этом пилот Benetton выиграл поул с преимуществом более чем в полсекунды. Во время гонки на пит-стопе у Шуми обнаружили утечку масла из гидравлической системы, которая приводила в действия различные механизмы. На болиде заклинила пятая передача. Проблема была довольно сложной. Представьте себе дорожный автомобиль, который пытается сдвинуться с места на пятой передаче. Но Михаэлю это удалось, и он вернулся в гонку лидером.

Режиссер трансляции быстро заметил проблему и пустил в эфир данные телеметрии. На стоп-кадре видео телеканала Eurosport видно, что скорость слишком низкая для пятой передачи. Команда попросила телевизионщиков не показывать бортовую камеру. Но даже если бы режиссер и пошел на уступки, то это ровным счетом ничего не меняло – соперники и так видели все своими глазами.
Режиссер трансляции быстро заметил проблему и пустил в эфир данные телеметрии. На стоп-кадре видео телеканала Eurosport видно, что скорость слишком низкая для пятой передачи. Команда попросила телевизионщиков не показывать бортовую камеру. Но даже если бы режиссер и пошел на уступки, то это ровным счетом ничего не меняло – соперники и так видели все своими глазами.

Все попытки что-либо изменить не давали результата – КПП застряла на пятой передаче. Шумахер попросил разрешения остаться на трассе. Команда дала добро, хотя инженеры прекрасно понимали, что мотор в любой момент мог выйти из строя. Михаэль быстро сообразил – если изменит траекторию прохождения поворотов, то на выходе из них он будет быстрее и меньше потеряет на прямых. За это время пилот Benetton утратил лидирующую позицию и опустился на третье место. Однако к своему второму заезду в боксы он приспособился к сложившейся ситуации и даже немного ускорился. К тому же, теперь он мог не сдерживаться, как это было в квалификации. Виллем Тоет уверен, что опыт и знание скоростных свойств машины позволили Шуми выжать из автомобиля максимум.

Подиум Гран-при Испании 1994 года
Подиум Гран-при Испании 1994 года
bbc.co.uk

На самом деле немцу очень повезло, что заклинило именно пятую передачу. Будь это шестая ступень, болид был бы очень медленным в поворотах, а на четвертой – на прямых. Михаэль провел больше половины гонки на одной передаче и умудрился финишировать вторым всего в 24 секундах от Дэймона Хилла. В тот день автомобиль дал будущему семикратному чемпиону шанс, и мы надеемся, что он еще получит подобный шанс.

С Днем рождения, Шуми!

Источник

Комментарии

Лучшее