Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Не доехали

Истории команд, о которых вы ничего не слышали

Опубликовано 11 апреля 2016

Пятое место Haas в Кубке конструкторов демонстрирует всему миру, как нужно дебютировать в Формуле 1. В чемпионате, конечно, бывали дебюты и лучше, но история знает несколько команд и конструкторов, о которых в большинстве статистических баз нет ни единого упоминания.

На заре чемпионата

В первые годы проведения чемпионата мира в Больших призах участвовало множество команд, состоявших буквально из пары человек. Яркий тому пример – Societa Valdostana Automobili, которая склепала (по-другому и не скажешь) SVA 1500 и установила на него двигатель Fiat 1100cc. Для участия в Гран-при Сан-Ремо его арендовала Ecurie Espadon. Руди Фишеру разрешили стартовать, но из-за утечки масла он не проехал и круга. Шотландская команда подала заявку на зачетный Гран-при Швейцарии, но так и не явилась в Бремгартен по техническим и финансовым причинам. И таких примеров в 1950-х предостаточно.

Руди Фишер за рулем SVA 1500 на Гран-при Сан-Ремо-1950
Руди Фишер за рулем SVA 1500 на Гран-при Сан-Ремо-1950
pilotos-muertos.com

Мистика

Автомобиль этого проекта — один из самых загадочных за всю историю чемпионата. Re-Alpha RE 1 собран на основе шасси Cooper 500 и двигателя Alfa Romeo в мастерской гонщика Рея Рида в Южной Родезии в начале 1965 года. За несколько лет до этого Рид уже делал нечто подобное, машина называлась Re-Cooper. Re-Alpha RE 1 позволил гонщику бороться за титул в южноафриканском чемпионате. В том же году Рид решил участвовать и в Гран-при ЮАР, но погиб в авиакатастрофе. Через год его земляк Питер Хьюзон реанимировал проект, появился на старте Гран-при Родезии и погиб на 29-м круге при странном стечении обстоятельств.

Есть идея

Многие знают о собственной команде Йо Боннье, который использовал шасси Brabham, Cooper, Honda, Lotus, Maserati и McLaren. Вместе с тем, информация о шведских конструкторах встречается крайне редко, а таких было двое. И первый из них назывался EL – еще один пример из 50-х. В 1948 году инженеры скандинавских заводов Ford адаптировали свой гоночный автомобиль под местные гонки. Ford Special можно было заметить не только в скандинавских соревнованиях, но и на некоторых европейских гонках. Эрик Лундгрен пошел еще дальше. Он переделал болид, назвал его EL Ford Special и после стартов в нескольких внезачетных этапах заявился на Гран-при Германии. К сожалению, стоимость поездки на Нюрбургринг оказалась для него слишком высокой, и швед отказался от участия.

Вторая попытка появления шведских конструкторов датируется 1986 годом. Супруги Сесилия Экстрем и Джордж Полин годом ранее основали собственную команду для выступлений в Формуле 3000. По окончанию сезона они решили перебраться в Формулу 1 и обратились к Дэйву Келли — конструктору болидов RAM, который на тот момент работал в Zakspeed. Пара заказала двигатель у Motori Moderni и заявила команду на Гран-при Сан-Марино. Келли и компания закончили разработку шасси в срок, но Экстремы не заплатили им ни копейки и исчезли.

О проекте напоминают только несколько эскизов Ekström GP86–01
О проекте напоминают только несколько эскизов Ekström GP86–01

Неутешительный вердикт

Создав один из самых лучших моторов в истории автоспорта (Cosworth DFV), Майк Костин и Кит Дакворс задумали соорудить гоночный болид. Заручившись поддержкой Ford, они спроектировали полноприводный болид. Проект был обречен с самого начала. Конструкторы столкнулись с множеством проблем, а главной стала неуправляемость в быстрых поворотах. Все попытки что-то исправить не увенчались успехом. Джеки Стюарт проехал на Cosworth 1 пару кругов и заявил, что болид пытался отправить его за пределы трассы. Эти слова прозвучали, как стук молотка, заколачивающего крышку гроба.

Cosworth 1
Cosworth 1
passionea300allora.it

Аргентинский провал

В Формуле 1 не было аргентинских конструкторов, хотя в 1970-х такой мог появится, когда в автоспорт решил прийти один из местных автопроизводителей – Berta. Снискав славу в южноамериканских автогонках, компания Оресте Берта замахнулась на Большие Призы. Нехватка денег заставила Оресте заручиться поддержкой правительства.

Инженеры компании даже разработали собственный двигатель V8 Berta, который вполне мог стать самым мощным. Однако мотор оказался очень ненадежным, и его заменили на Cosworth.
Инженеры компании даже разработали собственный двигатель V8 Berta, который вполне мог стать самым мощным. Однако мотор оказался очень ненадежным, и его заменили на Cosworth.
wordpress.com

Собственный двигатель просто разваливался – не помогла даже замена на Cosworth. Тогда в команде сообразили, что причина отказа мотора связана в первую очередь с гибкой конструкцией шасси и вибрациями. В таких условиях любой движок мог разрушиться. Команда Оресте так и не явилась на южноафриканские этапы сезона-1975, а проект окончательно закрыли уже через несколько месяцев. Меж тем, команда продолжила участвовать в местных чемпионатах, а компания процветает до сих пор и представляет интересы Porsche в Южной Америке.

Летучий Аполлон

Еще одной очень короткой историей взаимоотношений с Формулой 1 может похвастать Лорис Кессель. В 1977 году швейцарец заявлялся на пять Гран-при, а приехал лишь в Италию. Его автомобиль носил очень эффектное название – Apollon Fly. Летучий Аполлон оказался модифицированным под двигатель Cosworth болидом Williams FW04. Впрочем, в Монце Лорис так и не смог квалифицироваться и не стал больше позориться.

Apollon Fly
Apollon Fly
passionea300allora.it

Через года

Как известно, в свое время гонщики часто конструировали свои гоночные автомобили сами. Таким был и Петер Монтеверди. Швейцарец спроектировал свой первый болид в 1951 году, а через десять лет попытал счастья в Королеве автоспорта, построив MBM FJ с двигателем Flat Porsche. За две недели до гонки на Нюрбургринге Петер решил опробовать машину на Гран-при Солитюд. К несчастью Монтеверди, на втором круге мотор умер, а до немецкого этапа Петер не смог его восстановить.

Швейцарец решил закрыть для себя эту тему, но неожиданно для всех вспомнил о своих амбициях в 1990 году. Он выкупил команду Onyx и назвал ее своим именем. Однако желание контролировать всё и всех привело к увольнению неугодных сотрудников и пилотов. На этапе в Германии гонщики все же вышли на старт, но это единственное, чем Монтеверди выгодно выделяется на фоне других героев нашего рассказа.

Роман Расюк

Комментарии

Лучшее