Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Полосатый трек

Поль-Рикар – трасса Берни Экклстоуна

Опубликовано 7 декабря 2016

Гран-при Франции возвращается в Формулу 1, а принимать его будет трасса Поль-Рикар в Ле-Кастеле. Трудно найти еще один трек, у которого есть 167 конфигураций. Формула 1 использовала за почти 20-летнюю историю в четырнадцати гонках только две схемы. С ходу трудно вспомнить — какую трассу строили специально для рекламы определенной торговой марки, тем более для рекламы алкогольного напитка.

Трасса, как способ рекламы алкогольного напитка

В свое время на месте современного автодрома, в тихом уголке Прованса Ле-Кастеле, что в тридцати четырех километрах от Марселя, было скалистое плато, где росли дубы и паслись козы. Поль Рикар — гениальный самоучка и создатель анисового напитка Ricard — выбрал это место для создания своей империи и даже построил тут аэродром. В декабре 1969 года для развития компании ему понадобился мощный рекламный инструмент. И он решил, что им станет гоночная трасса, которую построил тут же возле аэродрома между бесплодными холмами и Средиземным морем.

Правда, австоспорт не был коньком Поля, поэтому в консультанты себе он нанял гонщиков Жана-Пьерра Бельтуаза, Анри Пескароло и журналиста Джонни Ривса. Руководителем Рикар назначил Франсуа Шевалье, который был помешан на Bugatti. Проект был наполеоновским, но Шевалье и его люди работали очень усердно и закончили строительство всего через 100 дней. 19 апреля 1970 года трассу официально открыли.

Здесь было все. Трасса насыщена такими участками, где пилоту приходится интенсивно работать ногами, как, например, в «эске» Verrerie. Вместе с тем тут есть такие скоростные участки, как поворот Signes, двойной поворот Beausset или очень длинная прямая Mistral. От этого трасса была не менее безопасной, чем остальные на то время.
Здесь было все. Трасса насыщена такими участками, где пилоту приходится интенсивно работать ногами, как, например, в «эске» Verrerie. Вместе с тем тут есть такие скоростные участки, как поворот Signes, двойной поворот Beausset или очень длинная прямая Mistral. От этого трасса была не менее безопасной, чем остальные на то время.

Дебют

После нескольких незначительных автогонок и таких крупных мероприятий, как презентация Renault 8 Gordini, трасса получила право на проведение Гран-при Франции. Тем не менее оставалось решить главную проблему – построить инфраструктуру, соответствующую событию. Организаторы сотворили чудо, и весь караван Формулы 1 вовремя оказался на трассе.

4 июля 1971 года, когда кое-где еще не успела высохнуть краска, Королева автоспорта приехала в Ле-Кастеле. Джеки Стюарт, который боролся за свой второй титул, выиграл гонку с поула. Сразу позади шотландца финишировал его напарник и икона местной публики Франсуа Север. Джеки не был бы Джеки, если бы не поставил трек в пример остальным, указывая на его уровень безопасности. Более того, боссу Нюрбургринга, который приехал на этап, Стюарт сказал:

«Теперь, когда я увидел Поль-Рикар, я больше не буду гоняться у Вас!»

Все было отлично: солнечная погода, уйма зрителей и восхищенный современной трассой, сооружениями и красивой местностью паддок. Ferrari практически круглый год проводила тесты, а Matra обосновала тут свою базу.

Подиум Гран-при Франции-1971, Эмерсон Фиттипальди, Джеки Стюарт, Франсуа Север
Подиум Гран-при Франции-1971, Эмерсон Фиттипальди, Джеки Стюарт, Франсуа Север

Незабываемый трек

Возвращение на скалистое плато в 1973 году ознаменовалось первой победой Ронни Петерсона в Lotus и дебютом команды Ensign с Рикки фон Опелем. В 1975 году Гран-при Франции должен был пройти на трассе Шарада в Клермон-Феране, однако пилоты назвали ее очень опасной (горы и лес позволяли сравнивать Шараду с «Зеленым адом» Нюрбурга) и заставили организаторов перенести гонку в Ле-Кастеле. Тогда на финише Ferrari Лауды опередила Hesketh Ханта менее, чем на две секунды.

Французский этап на Поль-Рикар практически всегда чем-то запоминался. В 1976 году после череды неудачных гонок именно здесь Джеймс Хант начал свое восхождение к титулу чемпиона мира. В 1980-м здесь провел свою первую, хоть и неудачную, домашнюю гонку Алан Прост. Через два года первые четыре места заняли исключительно французы: Арну, Прост, Пирони, Тамбэ. В сезоне-1985 одну из самых ярких своих побед после старта с пятого места одержал Нельсон Пике.

Правила, написанные смертью де Анжелиса

Однако в 1986 году произошла трагическая авария. На частных тестах на болиде Элио де Анжелиса перед «эсками» оторвалось заднее антикрыло. После нескольких кульбитов машина оказалась за рельсами безопасности перевернутой и загорелась. Абсурдность ситуации была в том, что итальянец не получил повреждений, но не мог покинуть болид. Маршалов поблизости не было, рядом случайно оказались двое механиков Benetton. Им на помощь подоспели Алан Джонс, Найджелл Мэнселл и Алан Прост, однако Элио уже успел наглотаться дыма. Де Анжелис умер на следующий день от интоксикации организма угарным газом. После этого во время гоночных и тестовых заездов в правило вошло обязательное размещение постов маршалов практически по всей длине трассы. Знаменитую Mistral укоротили, и трек потерял свой шарм.

Brabham Элио де Анжелиса после аварии, пожара и эвакуации итальянца из болида
Brabham Элио де Анжелиса после аварии, пожара и эвакуации итальянца из болида

The show must go on

Но шоу должно продолжаться. В двух последних гонках на Поль-Рикар внимание к себе привлекла команда Leyton House. В 1989 году Маурицио Гужелмин стартовал с десятого места и ворвался в первый поворот вторым, что привело к аварии и последующему рестарту. Бразилец стартовал с Мэнселлом с пит-лейн и проехал быстрейший круг, а Найджел финишировал вторым. Напарник Маурицио ехал вторым, но в середине дистанции сошел. Гонку выиграл Алан Прост, а годом позже француз за три круга до финиша обогнал Капелли и вновь выиграл гонку.

Алану Просту понадобилось двадцать кругов, чтобы пройти Гужелмина, и еще двадцать четыре, чтобы за три круга до финиша обогнать Ивана Капелли и выйти в лидеры.
Алану Просту понадобилось двадцать кругов, чтобы пройти Гужелмина, и еще двадцать четыре, чтобы за три круга до финиша обогнать Ивана Капелли и выйти в лидеры.

Если бы не Берни…

Но в дальнейшую судьбу трассы вмешалась политика. Тогдашний президент Франции Франсуа Миттеран решил поддержать строительство трека в Маньи-Кур. Поль-Рикар все меньше соответствовал местному законодательству в области здравоохранения. Инфраструктура также не модернизировалась, и международные автоспортивные соревнования все реже заглядывали на трассу.

Стоффель Вандорн в конце прямой Mistral на тестах дождевой резины Pirelli в начале 2016 года.
Стоффель Вандорн в конце прямой Mistral на тестах дождевой резины Pirelli в начале 2016 года.

Спасти трассу в мае 1999 года решил… Берни Экклстоун. Более того, он решил сделать из нее «трассу третьего тысячелетия». И он достиг своей цели. Трасса получила новые зоны безопасности с более абразивным асфальтом, чем полотно самого трека (покрытие с голубыми полосами образивнее основного, с красными — еще более эффективное, белое затормаживает лучше, чем трава), систему полива трека и 167 конфигураций, самая длинная из которых — 5861 метр, а самая короткая – 826. Изменилось и название трассы – Paul Ricard HTTT (High Tech Test Track) или Высокотехнологичный тестовый трек Поль-Рикар. Поэтому автодром долгое время использовался только для испытаний автомобилей, но в 2009 году вновь открыл свои ворота для гонок, а спустя 28 лет вновь примет Гран-при Франции.

По теме

Комментарии

Лучшее