Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Через тернии к звездам

О детстве и юности Жака Вильнева

Опубликовано 9 апреля 2018

Вам кажется, что Жак Вильнев — настоящий «золотой мальчик», который пошел по проторенной дорожке к титулу Формулы 1? Это сейчас он — чемпион мира, телекомментатор, рок-музыкант, ловелас и одиозный аналитик, который всегда говорит то, что думает. А когда-то он работал механиком, чтобы оплатить обучение в школе картинга, искал себя в совершенно разных гоночных чемпионатах и ни разу не воспользовался своей звездной фамилией.

О влиянии отца

«В детстве моя жизнь дважды перевернулась с ног на голову. Впервые это произошло тогда, когда отец начал выступать в Формуле 1, и мы всей семьей переехали в Монако. Тогда мне было почти шесть. И до того момента мы жили в довольно скромных условиях в Квебеке».

«Одобрил бы отец мой выбор стать автогонщиком? Определенно, да. Хотя я и не помню, говорил ли он мне об этом. Он был слишком занят собой. А в последние два года своей жизни, его практически никогда не было дома»

«Второй раз все вновь перевернулось, когда отец умер. У нас не было денежных запасов, и мать не могла обеспечить меня. Поэтому она отдала меня в интернат. Мне тогда было одиннадцать. Конечно, там я ничего не слышал о Формуле 1, кроме дождевого Гран-при Монако 1984 года — это было великое событие».

О дебюте за рулем карта

«Как я уже говорил, после смерти отца у нас не было достаточно денег на жизнь. А про то, чтобы вкладывать их в мою гоночную карьеру и говорить не приходится. Но еще когда мне было пять, мать увидела во мне страсть гонщика и всегда знала, что я пойду по этому пути.

Впервые я сел за руль карта в четырнадцать. До того я увлекался лыжами. Но я знал, что не это дело всей моей жизни. Это просто была отличная физическая и психологическая подготовка. Кроме того, именно покоряя горные вершины, я научился искать свой предел, как это делал отец в гонках.

Жак Вильнев со своей семьей: сестрой, отцом и матерью
Жак Вильнев со своей семьей: сестрой, отцом и матерью

Так вот, в четырнадцать в Имоле я впервые сел за руль карта. Это не была гонка, а всего лишь фотосессия семьи бывшего гонщика Формулы 1 для какого-то журнала. Там была моя мать, сестра и я. Вот так, просто для фото в СМИ мне предложили проехать пару кругов за рулем карта. Ну как кругов... Это была просто какая-то заасфальтированная территория, в середине которой лежало пару покрышек».

«Хотел бы я поменять что-то в своем прошлом? Да, возможно, мне стоило где-то поступать иначе. Но вы никогда не должны менять прошлое! Я счастлив там, где я нахожусь сегодня»

По-настоящему впервые я прокатился на карте в 1986 году, когда мне было пятнадцать. Это был обучающий курс Джима Рассела в Мон-Трембланте. Годом позже во время летних каникул я поступил в школу Ричарда Спэнара в Шеннонвилле. Как я оплачивал обучение? Да никак! Я просто подрабатывал там механиком. Я даже спал среди механиков. За это я и имел возможность посещать лекции и принимать участие в соревнованиях».

О стремлении к саморазвитию

«В семнадцать я принял участие в нескольких гонках кузовных автомобилей за рулем Alfa Romeo. Машина была просто отвратительной, и мне казалось, что это видеоигра, а не реальные гонки. Но босс моей команды помог мне попасть в итальянскую Формулу 3, и ради такого действительно можно было помучиться в тех нескольких заездах.

Для меня это было настоящим испытанием. Во-первых, в Италии обожали отца, поэтому на меня сразу же переключилось внимание прессы и зрителей. Во-вторых, за спиной у меня не было полноценного картингового прошлого. Поэтому мне пришлось всему обучаться сразу во время гонок Формулы 3.

Юный Жак Вильнев в Формуле 3
Юный Жак Вильнев в Формуле 3

В конце 1991 года я решил принять участие в одной гонке, которая проходила в Японии. И знаете, кого я там встретил? Моего школьного инструктора по лыжам — Крейга Поллока. В будущем он стал мои менеджером, а тогда я был просто рад встретить знакомое лицо. Приблизительно тогда же я понял, что пришла пора двигаться дальше, и променял популярность и хорошую зарплату в Италии на Формулу 3 в абсолютно неизвестной мне Японии. Вы знаете, что это значит? Это значит — научиться объяснять японскому инженеру, который ни слова не понимает по-английски, что именно я хочу от машины!»

Об Америке

«Я никогда долго не мог усидеть на одном месте. В августе 1992 года я принял участие в гонке Формулы Атлантики в Труа-Ривьере и занял третье место. Крейг сумел договориться о выгодном контракте для меня, и весь следующий сезон я выступал в Формуле Атлантика. А в 1994 году я оказался в чемпионате C.A.R.T., в котором соревновался с Марио Андретти, Эмерсоном Фиттипальди и Найджелом Мэнселлом. Вы знаете, кто эти люди? Они лично были знакомы с моим отцом!»

«Они были героями моей юности! Это было безумие: я не только сражался с ними — я иногда даже опережал их!»

«Собственно, с Америки и началось мое большое гоночное будущее. Там я впервые стал чемпионом. Там же выиграл Indy 500. И именно Америка была моей последней ступенью перед Формулой 1».

Ирина Лазурская

По материалам

www.motorsportmagazine.com

Лучшее