Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Не друг и не враг, а так

О сотрудничестве Шумахера и Баррикелло

Опубликовано 12 мая 2018

На днях Жан Тодт заявил, что в Ferrari никогда не использовали командной тактики и Михаэль Шумахер никогда не был «пилотом №1». Однако с французом готов поспорить Рубенс Баррикелло — пилот, который шесть лет ощущал на себе негласные правила Скудерии и отдал немцу не одну свою победу. А также тот, кто пережил в Ferrari весь спектр эмоций: от радости за сбывшуюся мечту до желания досрочно расторгнуть контракт.

До Скудерии

Рубенс Баррикелло пришел в Ferrari в 2000 году. На тот момент в своем активе бразилец имел 7 сезонов в Формуле 1. Но лучшим его достижением были четыре финиша на третьем месте в Гран-при и шестой результат в личном зачете 1994 года.

Рубенс Баррикелло, 1995 год
Рубенс Баррикелло, 1995 год

Михаэль Шумахер в Ferrari пришел на четыре года раньше — в 1996 году. На тот момент он уже был звездой Формулы 1. И речь идет не только о двух чемпионских титулах немца, но и о его необычайном таланте, интуиции и умении вести себя в гонке так, как этого никто не делал.

Например, немец умел невероятно быстро подстраиваться под новую стратегию по ходу самой гонки. И ярким тому доказательством является победа Шумахера на Гран-при Венгрии 1998 года (которая, правда, произошла уже, когда Михаэль выступал за Ferrari). Когда по ходу заезда немец застрял за двумя болидами McLaren, Росс Браун (будучи техническим директором Ferrari) принял решение перевести своего пилота с тактики двух пит-стопов на тактику трех. Спустя много лет он признался, что такое мог доверить только Шумахеру, поскольку после нескольких лет сотрудничества в Benetton, Браун отлично знал об умении Михаэля по ходу гонки концентрироваться на нескольких вещах одновременно и быстро переключаться с одного задания на другое.

Росс Браун и Михаэль Шумахер в Benetton
Росс Браун и Михаэль Шумахер в Benetton

Росс Браун ювелирно рассчитал время для коротких дозаправок, что позволило немцу максимально использовать чистые участки трассы и на легком болиде догонять своих соперников. В это же время болиды McLaren были более загружены топливом и не могли выдавать столь быстрые круги. Для собственной победы Михаэлю необходимо было максимально мобилизоваться и каждый круг проезжать невероятно быстро. Британский журналист Джеймс Аллен, который в тот день находился в боксах Benetton, позже так написал о том историческом моменте:

«Шумахер был словно в другом мире, он вел болид на абсолютном пределе на протяжении двадцати пяти минут. Как будто стайер вдруг взял и пробежал пару километров в ритме спринтера»

Идеальные напарники

Накануне старта сезона-2000, когда стало известно о приходе Рубенса Баррикелло в Ferrari, Михаэль Шумахер заявил, что рад новому напарнику и считает его очень быстрым гонщиком. На тот момент в Скудерии уже неофициально существовала командная тактика, и роль второго пилота выполнял Эдди Ирвайн. В своих интервью Шумахер, конечно же, опровергал такую информацию. Как и то, что у его нового напарника также будет статус «пилот №2»:

«Невозможно заставить кого-то стать медленнее по контракту. Тот, кто быстрее, становится номером один»

Абсолютно искренне верил в другой статус для себя и Рубенс Баррикелло. Бразилец рассказывал, что сбылась его мечта выступать за Ferrari. Более того, он радовался, что его напарником будет самый быстрый пилот Формулы 1:

«Это хорошо — меня будут сравнивать с самым лучшим. Я — не Эдди, который просто смирился с тем, что Михаэль лучше него, и уповал лишь на парочку случайных побед»

Особое положение

«Его положение ничем не отличается от положения Эдди в прошлом году», — эти слова, которые обронил Михаэль в одном из своих интервью относительно Рубенса Баррикелло, оказались по-настоящему пророческими. Наверное, действительно не было смысла рассчитывать на то, что в Ferrari откажутся от своей стратегии и уравняют двух пилотов — лучшего гонщика того времени и быстрого, но среднестатистического.

Первый совместный подиум Михаэля Шумахера и Рубенса Баррикелло в статусе напарников — Гран-при Австралии 2000 года
Первый совместный подиум Михаэля Шумахера и Рубенса Баррикелло в статусе напарников — Гран-при Австралии 2000 года

Это очень быстро понял и сам бразилец. Спустя много лет он признался, что многое недооценивал, подписывая контракт с Ferrari:

«Невозможно понять, насколько он крупная фигура в команде, пока не попадешь туда. К несчастью, это длилось для меня шесть лет»

При этом многие утверждают, что Михаэль сам выбирал себе напарников — не сильных и достойных соперников, а более слабых, тех, с кем не возникнет необходимости бороться на трассе. И так было не только в Ferrari, но и в Benetton. Он на полную использовал свой авторитет в те моменты, когда необходимо было принять важное для него самого решение. Этот факт Росс Браун опровергает даже спустя очень много лет, утверждая, что немец никогда не командовал кого именно выбирать себе в напарники. Естественно, Михаэль также всегда опровергал свой особый статус:

«У всех моих партнеров по команде изначально была возможность превзойти меня или быть со мной на равных. Ни Ferrari, ни Benetton не пытались замедлить моих партнеров. Просто у всех разные способности»

Главный скандал Ferrari

Конечно, командная тактика не была чем-то уникальным, придуманным исключительно Ferrari. Задолго до прихода Михаэля Шумахера в Скудерию периодически исход гонки решался на командном мостике, а не на гоночном треке. Такие моменты иногда возникали уже и в паре Шумахер-Баррикелло. Однако Гран-при Австрии 2002 года стал совершенно уникальным: Скудерия попросила бразильца пропустить немца вперед на шестом этапе сезона. На тот момент абсолютно никто не угрожал лидерству Шумахера и Ferrari в чемпионате, а Баррикелло возглавлял пелотон на протяжении всей гонки.

Командный приказ Ferrari настолько поверг в шок зрителей, что они освистали Михаэля, как только его алый болид пересек финишную черту
Командный приказ Ferrari настолько поверг в шок зрителей, что они освистали Михаэля, как только его алый болид пересек финишную черту

Позже свое недовольство поклонники Формулы 1 выражали неоднократно, когда немец покинул свой болид, поднялся на подиум и получал кубок. При этом Рубенс в тот же момент стал народным любимцем, а его слезы и смятение на подиуме навсегда вошли в историю Королевы автоспорта. Спустя много лет Баррикелло признался, что у него есть расшифровка радиопереговоров за несколько метров до финиша, и он когда-нибудь их обязательно опубликует:

«Для Михаэля это не было неожиданностью. Да, он говорил не много. Но он знал, что такое произойдет в гонке»

Поклонники не простили своего кумира. Через две недели в Монако они освистывали немца везде, где тот появлялся. Именно тогда Жан Тодт понял, что поступил не совсем правильно и изменил свое категоричное «Меня не волнует все, что произошло» на «Стоит признать, мы допустили ошибку».

Позже в Ferrari попытались как-то исправить ситуацию, и на Гран-при США буквально на последних сантиметрах дистанции Михаэль Шумахер пропустил бразильца вперед, чтобы тот первым пересек финишную черту. «Я забыл, где находится белая полоса. Мне показалось, что я ее уже пересек, поэтому и сбавил скорость», — оправдывался позже Михаэль Шумахер. Однако это шоу от Ferrari еще больше не понравилось поклонникам и экспертам Формулы 1, которые заявили, что Скудерия просто устроила очередной цирк.

Финиш Гран-при США 2002 года
Финиш Гран-при США 2002 года

Финал отношений

Именно после инцидента в Австрии Рубенс Баррикелло навсегда осознал, что так и не станет чемпионом, выступая в Ferrari. При этом у него на руках был свежий подписанный на два года контракт с итальянской командой, а другие варианты для продолжения карьеры он и не собирался искать. Все просто — Ferrari имела быстрейшую машину в чемпионате, и бразилец не был готов от нее отказаться.

Позже Баррикелло признался, что после Гран-при Австрии стал работать в два раза сильнее, искать новые настройки и другой подход к трассам — все ради того, чтобы опережать Шумахера в честной борьбе. По словам Рубенса, это действительно изменило его и чуть позже, уже в Honda, его спрашивали, откуда у него столько энтузиазма. Ответ у Баррикелло был только один:

«Я выступал в Ferrari не ради денег, а ради того, чтобы превзойти Михаэля. Поэтому я всегда развивался и много вкалывал»
В 2005 году напарники уже даже не пытались скрывать свои плохие отношения. Рубенс все чаще критиковал Михаэля и активно искал команду, в которую он мог бы перейти. Досрочно
В 2005 году напарники уже даже не пытались скрывать свои плохие отношения. Рубенс все чаще критиковал Михаэля и активно искал команду, в которую он мог бы перейти. Досрочно

Однако преждевременного разрыва отношений с Ferrari так и не произошло. Бразилец честно отработал свой последний сезон в Ferrari и перешел в Honda. Спустя десять лет он напомнил всем, что мог бы стать чемпионом в 2002 году, а еще через пару лет посетовал на то, что семья Михаэля не пускает его навестить немца после полученной травмы головы.

Сам Михаэль остался первым пилотом Скудерии еще на один год, проведя его бок о бок с еще одним бразильцем — Фелиппе Массой. А в конце 2006 года он заявил о завершении своей карьеры. По слухам — из-за того, что в Ferrari впервые не пошли ему на уступки и собирались сделать напарником Шумахера быстрого Кими Райкконена — пилота, который точно не согласился бы на роль «гонщик №2».

Ирина Лазурская

По теме

Лучшее