Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Шпионская бомба Spygate

Часть 2: наказание

Опубликовано 26 октября 2018

В первой части нашего материала о Spygate мы рассказали о том, с чего начинался самый громкий шпионский скандал Формулы 1 и кто стал его главными действующими лицами. Во второй части — рассказ о том, какое отношение к скандалу имел Фернандо Алонсо и какое именно наказание понесла команда McLaren.

Наказание №1

26 июля 2007 года Всемирный Совет FIA подтвердил вину команды McLaren. Почему виновником этого скандала был признан коллектив из Уокинга, а не Ferrari, у которой был болид, не соответствующий техническому регламенту? Все просто. FIA признала, что Скудерия действительно нарушила технический регламент, использовав особую конструкцию гибкого днища. Однако в Ferrari исправили его, как только FIA указала им на это. А вот грех McLaren, по спортивным меркам, был куда хуже — один из их сотрудников имел доступ к секретным документам Ferrari, поэтому команда из Уокинга могла запросто использовать чужие наработки в собственных целях.

Однако FIA учла тот факт, что конфиденциальный технический документ Ferrari объемом в 780 страниц был найден не на базе в Уокинге, а дома у Майка Кофлэна. Поэтому Международная автомобильная федерация назвала это «частной инициативой» и не стала наказывать McLaren. Кроме того, после исследований болидов из Уокинга был сделан вывод, что в коллективе действительно не использовали на практике никакие разработки Ferrari.

Обвинительный пинг-понг

Конечно же, в Маранелло остались крайне недовольны таким решением FIA. 30 июля 2007 года президент итальянской автоспортивной федерации Луиджи Макалузо написал письмо президенту FIA Максу Мосли. Итальянец отметил, что не понимает, почему команду McLaren хоть и признали виновной, но не наказали. Кроме того, он заверил, что у Ferrari есть ряд доказательств вины McLaren, и попросил Макса Мосли передать решение этого вопроса в апелляционный суд FIA. Британец ответил утвердительно.

Мика Сало о шпионском скандале:

«В этом скандале я не услышал для себя ничего нового. Когда я выступал за Ferrari, то мы всегда шпионили за McLaren и записывали их радиообмен. После каждой сессии свободных заездов я получал распечатанные на бумаге переговоры Мики Хаккинена со своим инженером»

На следующий день слово взяла команда McLaren. Рон Деннис написал открытое письмо Луиджи Макалузо, уточнив, что его коллектив был открыт для проверок FIA, и Международная автомобильная федерация не нашла никакой вины коллектива из Уокинга. А вся вина лежит как раз на Ferrari, которая использовала болиды, несоответствующие техническому регламенту на старте сезона-2007, и за счет этого получила преимущество. По словам Рона Денниса, как только один из его сотрудников сообщил ему о гибком днище Ferrari, он сразу же поступил согласно спортивному кодексу — сообщил об этом FIA. К тому же британец вновь напомнил, что все секретные документы Ferrari находились в частном использовании и никто на базе в Уокинге их не видел.

Новые подробности

31 августа 2007 президент FIA Макс Мосли отправил официальное письмо всем участникам чемпионата. В нем было сказано, что один или несколько гонщиков McLaren владели тайной информацией Ferrari. Поэтому Макс Мосли попросил все команды, которые владеют хоть какой-то информацией в связи с новыми подробностями, предоставить ее FIA. А через полторы недели стало известно, что дело отзывается из апелляционного суда и будет повторно рассмотрено на заседании Всемирного Совета FIA в связи с появившимися новыми подробностями.

Фернандо Алонсо и Педро де ла Роса
Фернандо Алонсо и Педро де ла Роса

Международная автомобильная федерация не спешила делиться с общественностью новыми подробностями по шпионскому скандалу. Однако вездесущие журналисты разузнали, что в распоряжение FIA попала электронная переписка между Фернандо Алонсо (основной пилот McLaren в сезоне-2007) и Педро де ла Росой (тест-пилот McLaren в сезоне-2007). И в этих электронных письмах гонщики обсуждали ... настройки болидов Ferrari — информацию, которую де ла Роса получил от Майка Кофлэна.

Наказание №2

13 сентября 2007 года Всемирный Совет по автоспорту признал команду McLaren виновной в том, что она не только владела секретными документами Ferrari, но и использовала их в личных целях. За это коллектив из Уокинга был дисквалифицирован из Кубка конструкторов по результатам сезона-2007 и был обязан выплатить штраф в размере 100 миллионов долларов.

Эдди Джордан о шпионском скандале:

«Шпионаж нынче модное словечко. Однако в чемпионате нет ни одной команды, которая бы не имела специального фотографа, который крупным планом снимает машины соперников. К тому же из команды в команду постоянно переходят инженеры и конструкторы, которые используют свои знания на новом месте. А у технического персонала есть друзья в других командах»

След Алонсо

Уже после заседания Всемирного Совета по автоспорту было выпущено официальное письмо FIA. В нем присутствовали доказательства регулярного общения Найджела Степни с Майком Кофлэном, а также передача полученной информации сотрудника McLaren Педро де ла Росе, который, в свою очередь, сообщал ее Фернандо Алонсо.

В частности, 21 марта 2007 года Педро де ла Роса отправил Майку Кофлэну электронное письмо с вопросом, не знает ли тот данные по развесовке «красной машины». Кофлэн ответил испанцу письмом с подробным описанием развесовки болидов Ferrari, а тот уже сообщил эту информацию своему соотечественнику — Фернандо Алонсо. В этом же письме было сказано: «Вся информация надежна, поскольку приходит от Найджела Степни. От того, кто сообщил нам, что в Австралии Кими остановится на 18 круге».

Позже стало известно, что по ходу Гран-при Венгрии Фернандо Алонсо шантажировал свою команду и требовал от Рона Денниса сделать его первым номером коллектива. В случае невыполнения его требований он грозился сообщить FIA о его переписке с Педро де ла Росой и о том, что в команде на самом деле знали о секретных документах Ferrari.

Серьезность своих намерений испанский гонщик пытался доказать по ходу квалификации Гран-при Венгрии, когда устроил «стоячую забастовку» на пит-стопе.
Серьезность своих намерений испанский гонщик пытался доказать по ходу квалификации Гран-при Венгрии, когда устроил «стоячую забастовку» на пит-стопе.

Макс Мосли утверждает, что именно после этого инцидента Рон Деннис лично позвонил ему и рассказал о той переписке, продолжая заверять, что он сам никогда не видел никаких документов Ferrari. А журналисты, ссылаясь на некоторые интервью Флавио Бриаторе того времени, стали утверждать, что ему Алонсо также успел рассказать все подробности этого дела.

После скандала

Найджел Степни после этого скандала пытался «отбелить» свою репутацию. Вначале он начал писать мемуары, в которых пообещал рассказать все подробности. Затем заявил, что он также получал секретную информацию от Майка Кофлэна и данные McLaren использовали в разработке болидов Ferrari. Позже таки признался в том, что передавал секретную информацию соперникам. А дальше попал под санкции FIA, которая настоятельно советовала всем, кто имеет лицензию от Международной автомобильной федерации, больше с ним не сотрудничать. Кроме того, Степни был вынужден выплатить денежный штраф и получил 20 месяцев тюрьмы условно. В начале 2009 года FIA отозвала свои рекомендации, и Степни вернулся к работе в автоспорте, но не в Формуле 1.

Майк Кофлэн также попал под санкции FIA. С 2009 года он работал в других гоночных сериях, а также два года занимал пост технического директора Williams.

Рон Деннис
Рон Деннис

Рона Денниса вся эта история слишком «подкосила», и на последующие пять лет он фактически ушел в отпуск, передав управление командой Мартину Уитмаршу. Поговаривают также, что тот самый штраф, который McLaren должна была выплатить FIA, лег на плечи мотористов команды — компании Mercedes, что в будущем привело к разрыву их тандема.

Педро де ла Роса и Фернандо Алонсо вышли из этой истории абсолютно «сухими». Первый испанец в сезоне-2010 стал основным пилотом Sauber и провел в Формуле 1 еще три неполных сезона. А вот Фернандо Алонсо в сезонах 2008–2009 выступал за команду Renault, где стал участником еще одного скандала, затем перешел в Ferrari, а в 2015 году вновь вернулся в McLaren.

Ирина Лазурская

По теме

Лучшее