Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Вопреки

30 лет первому титулу чемпиона мира Ф1 Айртона Сенны

Опубликовано 30 октября 2018

30 октября 1988 года Волшебник впервые стал чемпионом мира...

Навязчивая идея

В середине 1987 года Айртон Сенна начал задумываться над своим будущим. Машина Lotus не соответствовала его амбициям. Он видел себя в McLaren или Williams. Когда бразилец заявил команде об уходе, то с удивлением узнал, что его место на будущий год уже отдано Нельсону Пике, и ему осталось только договориться с Роном Деннисом. Этому в большой мере способствовала Honda. Японцы хотели продолжить сотрудничество с Сенной уже в McLaren и объявили о том, что в сезоне 1988 года будут поставлять McLaren свои моторы.

Очная дуэль Сенны и Проста началась уже на предсезонных тестах. Алан Прост вспоминал, что Айртон Сенна хотел его уничтожить – не перехитрить, не выиграть больше гонок, не добиться над ним преимущества, а именно уничтожить. Джо Рамирес так вспоминал о Сенне:

«С самого начала, когда Айртон сел за руль, его преследовала навязчивая идея в отношении Алана. Он хотел знать, какое у него заднее крыло, какие передние пружины, какие шины. Каждый раз, когда он заезжал в боксы, то спрашивал, какое время установил Алан. Его больше никто не интересовал. Алан был целью № 1, и опередить его было навязчивой идеей Айртона».
Айртон Сенна и Алан Прост
Айртон Сенна и Алан Прост

Не чувствуя угрозы

Сенна начал сезон с поула в Рио, но в гонке был дисквалифицирован за смену машины после круга прогрева, когда возникли проблемы с коробкой передач. Первую победу одержал Прост. В Сан-Марино Айртон вновь завоевал поул, опередив Алана почти на секунду. До тех пор Алан вел себя спокойно, не чувствуя угрозы со стороны Сенны, но все изменилось после квалификации в Имоле. В моторхоуме Прост бегло стал просматривать круг Сенны, чтобы узнать, где проиграл Айртону. К его удивлению, он не смог этого понять. Француз стоял спиной к бразильцу и пробурчал что-то банальное о скорости Сенны. Сенна услышал это и перемигнулся с Джо, а Рамирес подумал, что Сенна схитрил.

В Монако Сенна попал в аварию, лидируя в гонке. Он потерял концентрацию на 67-ом круге и разбил машину об отбойник перед въездом в тоннель. Айртон ушел пешком к себе домой и был взбешен до такой степени, что продолжал кричать даже вечером, когда Рамирес позвонил ему домой.

Найджел Степни, который давно уже крутился в гонках и имел опыт в этих делах, говорил:

«Гонщики всегда на грани. В этом заключается разница между победой и проигрышем. Айртон лидировал в Монако с большим отрывом, но все загубил, расслабившись. Пилоты выкладываются на все 100 %. Немногим удается уйти в отрыв в гонке. Разные гонщики имеют свои методы достижения этой цели, и мне кажется, что после Монако Сенна нашел свой».

Один из величайших конструкторов болидов Ф1 Гордон Мюррей работал вместе с Сенной в McLaren и так писал о нем: «Моей первой машиной в McLaren стал МР4/4 1988 года. Мне, как и Сенне, нравилось заниматься гоночной стратегией. Он запросто обходил Проста. Тогда гоночная стратегия полностью отличалась от современной. 1988 год стал настоящей катастрофой для каждого. Нас ограничили в использовании топлива. Сенна был великолепен. Я стоял на командном мостике и подсказывал ему нужную траекторию движения. Он делал это блестяще. Мы часто шутили с ним по этому поводу. Никто не может стоять с ним рядом, начиная со времен Джима Кларка.

Даже Шумахер. Сенна был на совершенно другом уровне. Я имею ввиду, что Шумахер делает так много ошибок. Сенна абсолютно безжалостно относился к круговым, о чем мы с ним много говорили. Когда-нибудь это должно было привести к каким-то последствиям, как например, в Монце. В 1988 году McLaren проиграл эту гонку».

Все решалось на Гран-при Японии. Прост, победив в Хересе, набрал 84 очка и стал лидером, но при этом выбрал лимит из одиннадцати зачетных гонок. Следовательно, в оставшихся двух гонках набранные им очки в зачет уже не шли. Просту оставалось надеяться на то, что Сенна, имея еще одну зачетную гонку, либо не финиширует, либо не наберет необходимых для титула шести очков.

Не благодаря…

К концу 1988 года гоночные версии двигателя Honda выдавали мощность в 1000 лошадок, а на стенде инженерам удавалось выжать из него до 1600 – почти в два раза больше, чем у соперников. Поэтому FIA приняла решение о запрете турбонаддува, что должно было привести к обострению борьбы в чемпионате и повышению уровня безопасности в гонках.

После Гран-при Сан-Марино главный конструктор гоночных двигателей Honda Осаму Гото сказал:

«Сейчас практически нет различий в управляемости болида и поддержании расхода топлива между турбированным и атмосферным двигателем. Если Алан постарается, то сможет показать хороший результат. Honda готова предоставить пилотам равные возможности для победы, и мы надеемся на острое соперничество между ними в Сузуке и Аделаиде».

Тогда в бой вступила тяжелая артиллерия. 17 октября 1988 года Президент Honda Тадаси Куме получил официальное письмо от президента Международной автоспортивной федерации (FISA) Жан-Мари Балестра с поздравлением с победой в Кубке Конструкторов и намеками на благосклонность мотористов к Сенне, что давало ему определенное преимущество над напарником по команде. Балестр официально призвал Honda упразднить дискриминацию Проста. В интервью бразильским журналистам он заявил, что в случает отказа предоставить Просту равноценный болид, McLaren-Honda накажут.

27 октября 1988 года в FIA был получен ответ на имя президента FISA. Куме сообщил, что Honda продолжит поставлять всем своим клиентам одинаковые двигатели. Денниса также удивило письмо, и он решил, что гонка в Японии сама все расставит на свои места.

… а вопреки

McLaren выставила на гонку две машины с атмосферным мотором. В практике Сенна на 1,7 секунды опередил Проста. В квалификации разрыв составил 0,3 секунды из-за ошибки Проста в шпильке. Сенна завоевал свой 12-й поул в сезоне.

Старт Гран-при Японии 1988 года
Старт Гран-при Японии 1988 года

На старте гонки Сенна перенервничал и резко отпустил сцепление. Айртон вошел в первый поворот 14-м. Уже на первом круге он отыграл шесть позиций. Второй круг бразилец завершил шестым. Разрыв между ним и Простом составлял 9 секунд и увеличивался. На пятом круге Сенна уже был четвертым в 13 секундах от Проста. На десятом круге разрыв сократился, а Сенна прошел Бергера. Проста начал атаковать молодой Иван Капелли на March. Над трассой стали сгущаться тучи и пошел дождь.

Сенна стал стремительно догонять Проста. У Капелли взорвался двигатель, и он сошел. Просту мешали круговые, и в начале 28-го круга Сенна на стартовой прямой пронесся мимо Алана, потерявшего передачу. За пять кругов до финиша Сенна поднял руку и поблагодарил небеса. Он знал, что победит под проливным дождем, как это сделал в Монако в 1984 году, и никто не сможет отнять у него победу, даже Балестр.

После финиша Сенна долго плакал и благодарил бога, команду, Денниса, всех инженеров, механиков и миллионы болельщиков, которые его поддерживали. Сбылась мечта, и он стал чемпионом вопреки руководству FISA и Балестру. Этого ему не забудут.

Алан Прост и Айртон Сенна на подиуме Гран-при Японии 1988 года
Алан Прост и Айртон Сенна на подиуме Гран-при Японии 1988 года

В последней гонке сезона в Австралии он завоевал 13-й в сезоне поул (рекорд, продержавшийся до 1992 года) и финишировал вторым. Прост набрал 105 очков, но в зачет пошли только 87. McLaren победила в пятнадцати этапах из шестнадцати и набрала 199 очков – этот рекорд в той системе начисления очков (10–6-4–3-2–1) так никто никогда и не обновил.

Уничтожение Проста, которое постепенно обернулось уничтожением самого Сенны, началось в Имоле в 1989 году. Но это уже совсем другая история.

По теме

Лучшее