Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Я должен быть активным

Большое интервью Льюиса Хэмилтона

Опубликовано 7 января 2019

В день рождения пятикратного чемпиона предлагаем вам самые интересные отрывки из интервью*, которые британец давал в 2018 году.

– Кем ты мечтал стать в детстве? Гонщиком Формулы 1 или кем-то другим?

– Мой отец всегда очень любил гонки, поэтому Формулу 1 впервые я посмотрел в 5 лет. С тех самых пор я начал мечтать стать Суперменом либо Айртоном Сенной. Дети всегда мечтают о чем-то великом, и мне нравится это в них.

– Иногда складывается впечатление, что ты ничего не боишься. Твои соперники неоднократно говорили, что ты тормозишь позже всех, мчишься на больших скоростях. Это потому что у тебя не было серьезных аварий в Формуле 1? Или ты вообще не боишься аварий?

– На самом деле, я попал в аварию сразу же, как только впервые сел за руль «формульного» автомобиля. Это была Формула Renault. Во второй день история повторилась — я снова попал в аварию. Тогда я не думал о своей жизни или здоровье. Тогда я думал лишь об одном: «Черт, они меня выгонят, потому что я не так уж и хорош».

Льюис Хэмилтон со своим отцом Энтони
Льюис Хэмилтон со своим отцом Энтони

В очень серьезную аварию я попал на трассе Брэндс-Хэтч, когда выступал в Формуле 3. Тогда я потерял сознание, и в таком состоянии меня доставили в больницу. Позже врачи сказали мне, что у меня было серьезное сотрясение мозга и теперь мне необходимо быть очень осторожным, поскольку второе сотрясение я могу не пережить. Но довольно скоро я улетел в стену на скорости 225 км/ч и заработал новое сотрясение. После этого я сам осознал, что еще одну такую аварию могу не пережить. И тогда было очень сложно. Но я не сдался, продолжил выступать в гонках на пределе и, к счастью, с тех пор не попадал в такие серьезные аварии.

– А что по этому поводу думает твоя мать? Кажется, она когда-то сказала: «Я знаю, как он хорош, поэтому не трачу время на беспокойство».

– Думаю, она все же слукавила, поскольку гонки всегда доставляют беспокойство родителям. Когда я выступал в картинге, у меня был ярко-красный шлем. Его мой отец сам перекрасил. А знаете зачем? Потому что гонки в детском картинге моментально превращаются в сущий хаос. Все сталкиваются друг с другом, постоянно меняются позициями, на первых кругах непременно случаются аварии. И мой отец, который всегда был рядом, не мог издали разглядеть меня и постоянно паниковал несколько минут, пока я не проезжал рядом с ним. Поэтому в какой-то момент он и принял решение покрасить мой шлем в яркий цвет, чтобы всегда меня выделять из толпы.

Льюис Хэмилтон со своей матерью Кармен
Льюис Хэмилтон со своей матерью Кармен
– Есть ли у тебя какой-то любимый ритуал перед гонкой?

– Пока я выступал в картинге, то пытался что-то такое найти для себя. Был период, когда я, как и многие, надевал на гонки одни и те же трусы. Но однажды после стирки они сели. Затем брат дал мне счастливый каштан. Я постоянно засовывал его себе под гоночный костюм до тех пор, пока однажды не потерял его. Потом я еще что-то придумывал. Но как-то я попал в одну из тех больших аварий, о которой уже рассказывал. А позже проиграл гонку. И оба раза я делал какой-то свой личный ритуал на удачу. И я понял, что такое не работает, и перестал для себя придумывать некие талисманы. Единственное, что я сейчас делаю перед гонкой, так это ставлю определенные задачи на заезд, моя так называемая личная «миссия дня».

– В Mercedes тебе легко разрешили вести активный образ жизни вне Формулы 1? Сейчас Тото Вольфф говорит, что именно эти твои увлечения делают тебя таким счастливым и успешным. Так ли это было всегда?

– Как только я пришел в Mercedes, то сразу предупредил руководство, что мне нужна свобода. Помню, что они согласились, но с опаской. Поэтому каждый раз, как только я ехал куда-то между Гран-при, я все время думал: «Боже, я должен вернуться и выиграть, а то они передумают». Это меня и стимулировало. Поэтому я не только отдыхал, но и очень много работал, чтобы стать еще лучше. И, как видите, у меня все получилось. Просто сейчас, планируя свое время вне Формулы 1, я отлично знаю, что и когда я могу себе позволить. И никогда не переступаю эту черту.

Льюис Хэмилтон и дизайнер Томми Хилфигер
Льюис Хэмилтон и дизайнер Томми Хилфигер
– Где твое идеальное место для отдыха?

– Однозначно, север Гавайев, остров Оаху. Только там я могу в один день заниматься серфингом и прыжками с парашютом. Просто я не могу быть пассивным — я всегда должен быть активным. В этом вся моя жизнь.

– Когда вы придумали с Уиллом Смитом эту идею с видео?

– Я даже не знаю, что на это ответить. Это было довольно спонтанно. Мы знакомы уже больше десяти лет — познакомились когда-то на дне рождения Нельсона Манделы. И с тех пор у нас отличные дружеские отношения — мы как братья! В Абу-Даби он приехал сам (не по моему приглашению). Незадолго до старта гонки он зашел в наш моторхоум, и как-то сама собой возникла идея этого видео.

Кстати, вы не поверите, но снимал это видео не кто иной, как Майкл Бэй [режиссер фильмов «Армагеддон», «Перл-Харбор», «Трансформеры» и др. — прим.ред]! Мы с Уиллом начали наши аматорские съемки — я уже был привязан к стулу, как вдруг раздался стук в дверь. В комнату зашел Майкл, увидел все это и после паузы спросил: «Какого ... вы делаете?» А когда узнал о нашей задумке, то со словами «Ты не знаешь, как этим пользоваться» забрал у Смита камеру и начал снимать сам. Это было очень круто!

– Что сейчас может сделать твою жизнь еще лучше?

– Думаю, что сейчас мою жизнь лучше может сделать только семья. Я имею ввиду, жену и детей. Мне кажется, если бы у меня появились дети, то моя жизнь стала бы по-настоящему роскошной для меня.

*в материале использованы фрагменты из интервью Льюиса Хэмилтона для изданий Telegraph, Gazzetta dello Sport и для ведущей Гейл Кинг

Ирина Лазурская

По теме

Лучшее