Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Спасибо, Чарли!

Краткая история жизни Чарли Уайтинга

Опубликовано 22 марта 2019

В день старта сезона-2019 мир Формулы 1 шокировала новость о смерти Чарли Уайтинга. Весь паддок осознал, насколько незаменимым и всенародно любимым стал англичанин, который прошел путь от механика команды Hesketh до гоночного директора FIA.

Первые шаги

Чарли Уайтинг был влюблен в Формулу 1 практически всю свою жизнь. Его личная гонка началась в далёком 1964 году, когда он, будучи 12-летним мальчишкой, перелез через забор автодрома Брэндс-Хэтч, чтобы посмотреть Гран-при Великобритании. Тогда он впервые вживую увидел Формулу 1 и влюбился в неё навсегда. Тогда же он начал мечтать о работе в Королеве автоспорта, но вряд ли мог подумать, что однажды будет управлять главными заездами мира.

Когда Чарли подрос, он устроился на работу механиком к своему старшему брату Нику в мастерскую рядом все с тем же автодромом Брэндс-Хэтч. Ребята занимались подготовкой автомобилей к шоссейным и раллийным гонкам, а сам Ник принимал участие в некоторых гоночных соревнованиях. В середине 1970-х годов братья начали работать в команде Surtees, которая выступала в британской гоночной серии F5000. С 1976 года Чарли и Ник Уайтинг стали механиками автомобиля пилотессы Дивины Галика.

Дружба длиною в жизнь

В 1977 году сбылась мечта Чарли Уайтинга — он пришел в Формулу 1. Его первой должностью в Королеве автоспорта стала работа механиком в Hesketh Racing. Спустя полтора года команда распалась, и Уайтинг перешел в Brabham на должность главного механика. Тогда ему было 29 лет, и тогда же он впервые познакомился с Берни Экклстоуном, который на тот момент был владельцем команды.

Чарли Уайтинг (на переднем плане) и Берни Экклстоун
Чарли Уайтинг (на переднем плане) и Берни Экклстоун

В том далеком 1979 году завязалась очень крепкая дружба, которая длилась целых 40 лет. Берни Экклстоун позже не раз признавался, что сразу рассмотрел в британце большого профессионала, поэтому со временем перевел его на должность главного инженера:

«В Brabham он быстро стал настоящим лидером команды. Его любили, уважали и поддерживали все в команде, начиная от коллег и заканчивая гонщиками. В команде не было никого, кто мог сказать хоть что-то плохое о Чарли»

Курс на безопасность

В 1988 году Берни Экклстоун продал Brabham и фактически занялся руководством всей Формулой 1. Покидая команду, англичанин забрал с собой и своего друга Чарли Уайтинга. Именно он уговорил FIA дать бывшему инженеру Brabham должность технического делегата, а позже — гоночного директора чемпионата. Экклстоун был уверен, что никто лучше Уайтинга не справится с этой задачей. Британец продолжал верить в своего соотечественника, потому что видел его упорство, силу, трудолюбие и профессионализм.

Спустя несколько дней после кончины Уайтинга Экклстоун признался, что ни одна смерть гонщика Формулы 1 не поразила его так сильно, как уход Чарли

И швец, и жнец

После смерти Чарли Уайтинга Росс Браун в разговоре с Тото Вольффом признался, что в FIA только в тот момент осознали, как много работы делал британец. И хотя официально он занимал только одну должность, по факту контролировал огромное количество разных моментов.

В частности, Чарли Уайтинг был председателем технических и спортивных рабочих групп в Формуле 1, которые контролируют все основные изменения в спортивных правилах. А это значит, что именно англичанин должен был находить компромиссы между изменениями технического регламента и желаниями команд. Или же просто уметь донести новые изменения командам так, чтобы те меньше волновались. В обязанности Уайтинга входили регулярные инспекции трасс на предмет их безопасности. И речь идет не только о качестве дорожного покрытия или прикрученных люков на городских трассах, а и такие «мелочи», как установленные в опасных местах камеры.

Он же регулярно давал старт абсолютно всем гонкам, начиная с 1997 года
Он же регулярно давал старт абсолютно всем гонкам, начиная с 1997 года

А еще Чарли Уайтинг одним из первых анализировал технические регламенты на предмет того, в каком пункте команды могут найти так называемые «серые зоны» и как этого избежать. В этом ему помогала врожденная педантичность, инженерное образование и... занятное прошлое. Ведь в свое время команда Brabham сама славилась тем, что искусно обходила технический регламент, перекраивая его под себя. И главным в этом вопросе тогда был тоже Чарли Уайтинг. Спустя много лет известный журналист Дэвид Тремейн очень точно охарактеризовал этот факт биографии британца:

«Чарли был очень умным браконьером, который превратился в очень успешного инспектора»

И все это — только малая часть того, что делал Чарли Уайтинг. Ему необходимо было быть судьей, инспектором, инженером, дипломатом и даже психологом. Ведь ему неоднократно приходилось успокаивать возбужденных гонщиков и объяснять целесообразность того или иного судейского решения. Однажды в интервью Алану Куперу Уайтинг признался, что в этом ему очень помогает его хладнокровие и аналитический склад ума:

«Не один гонщик в порыве своих эмоций пинал мебель в моем офисе. И что им это дало? Определенно, ничего. Поэтому я предпочитаю не волноваться и не проявлять эмоций. Ведь это контрпродуктивно»

И все-таки гонщики изредка устраивали погромы в офисе Чарли Уайтинга или же позволяли себе в порыве гнева высказывать в его адрес нелицеприятные слова. Но на самом деле относились к нему очень хорошо. Как и все стюарды, маршалы и другие сотрудники чемпионата. И та удрученная атмосфера, которая царила в Мельбурне в первый день сезона — лучшее тому подтверждение. А общее мнение всех участников чемпионата, пожалуй, лучше всего выразил все тот же Берни Экклстоун:

«Если и есть в этой истории что-то хорошее, так только то, что Чарли спокойно отошёл ко сну, зная, что в семь утра ему надо вставать и отправляться на работу. Но не проснулся»
Ирина Лазурская

По теме

Лучшее