Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Нулевой риск – фантазии фанатов

Уроки драматичной аварии в Спа

Опубликовано 4 сентября 2019

После трагического гоночного уик-энда, который шокировал гибелью Антуана Юбера в гонке Формулы 2 в Спа, когда эмоции немного улеглись, необходимо задуматься, почему произошла авария? Как это скажется на дальнейшей работе по повышению безопасности гонщиков, механиков, маршалов и зрителей?

На ужасную субботнюю аварию спасательные службы среагировали как нельзя лучше, пытаясь помочь сохранить жизнь Антуану Юберу, а FIA начала официальное расследование трагедии. Неудивительно, что было решено отменить воскресную гонку.

Гонки всегда были опасными, поэтому «the show must go on» (Шоу должно продолжаться). Британцы к этой фразе иногда добавляют французское «c’est la vie» (такова жизнь). Если не считать гибель Жюля Бьянки на Сузуке, то смерть не настигала молодых гонщиков целую вечность.

В последний раз настолько молодой пилот погиб в 2009 году на трассе Брэндс-Хэтч. Это был сын чемпиона мира Джона Сертиса Генри. Отлетевшее от болида соперника колесо упало на голову пилота. Шлем не спас Генри от смерти. В том же году обычная пружина едва не забрала жизнь Фелипе Массы в квалификации Гран-при Венгрии.

Последней смертельной аварией, которая заставила функционеров вновь заговорить о повышении уровня безопасности, произошла в 2015 году на этапе IndyCar в Поконо. Тогда от осколков машин соперников погиб экс-пилот Ф1 Джастин Уилсон. Все это привело к появлению в 2018 году в Ф1 и младших сериях системы Halo, а в заокеанских чемпионатах – Aeroscreen с 2020 года.

Система Halo уже успела спасти Шарля Леклера в Спа в 2018 году
Система Halo уже успела спасти Шарля Леклера в Спа в 2018 году

Возможно ли извлечь уроки из драматической аварии, которая произошла 31 августа в Спа? Многие бывшие гонщики указали на асфальтовые зоны безопасности, которых становится все больше на трассах. Эти зоны, по мнению экс-пилотов, будут поощрять гонщиков рисковать чем дальше, тем больше. Все дело в том, что выезд за пределы трассы в таких зонах не приводит к последствиям. Даже наоборот — при определенных условиях выезд за пределы трассы на асфальтированную зону безопасности дает превосходство над соперником.

Зоны безопасности в некоторых поворотах были выхолощены асфальтом. Это касается в первую очередь, пожалуй, самых красивых поворотов во всем календаре чемпионата: в поворотах Pouhon, Blanchimont и связке поворотов Raidillon de l'Eau Rouge трассы в Спа. В этих виражах гонщики не сбрасывают скорость, а незначительный выезд за пределы трассы не карается ничем и никем.

Что было бы, если бы трассу в Спа изменили? Например, вернули гравийные ловушки либо изменили конфигурацию поворотов, установив шикану, которая заставит гонщика сбросить скорость? Чтобы ответить на этот вопрос, не нужно фантазировать.

Шикана в начале подъема Raidillon de l’Eau Rouge на Гран-при Бельгии 1994 года
Шикана в начале подъема Raidillon de l’Eau Rouge на Гран-при Бельгии 1994 года

В 1994 году, после гибели Айртона Сенны, в начале подъема Raidillon de l’Eau Rouge оборудовали шикану. Результат всем известен – сейчас ее там нет, а в самом повороте пилоты даже не снимают ногу с педали акселератора. Замена асфальта на гравий, вероятно, ничего не изменила бы. Тем более, что это зона выезда из пит-лейн и боксов, которые размещены между первым и вторым поворотами трассы. Но владельцы трассы уже подтвердили, что к 2022 году заменят асфальт на гравийные ловушки в зонах безопасности Raidillon de l’Eau Rouge. В данный момент обсуждается место расположения гравийных ловушек, их глубина, а также должны ли они покрывать всю длину поворота.

Неужели единственный выход – изменить топографию Raidillon de l’Eau Rouge? Владельцы трассы не настроены изменять конфигурацию. Но окончательно на этот вопрос в FIA смогут ответить только после завершения расследования аварии. Сейчас известно только то, что к цепной реакции привел прокол на болиде Джулиана Алези. После контакта с ним машина Юбера врезалась в отбойник и отскочила на трассу, оказавшись перпендикулярно направлению движения соперников. Через доли секунды на машину француза налетел болид Хуана Мануэля Корреа.

У Антуана не было ни малейшего шанса избежать столкновения в том хаосе. Прочность монокока и дополнительные защиты кокпита тут ни при чем. В контексте именно такой хаотичной и маловероятной аварии трагичный исход, похоже, был неизбежен. Да, наверняка FIA ужесточит требования к восприятию болидами боковых ударов как в Ф2, так и в Ф1. Возможно, стоило бы больше информировать молодые таланты о рисках и опасности самых быстрых поворотов чемпионата.

Молодые поколения гонщиков практически не сталкивались с такими трагедиями. Времена Джеки Стюарта, когда каждый гонщик знал, что может закончить свою жизнь на трассе, давно в прошлом именно благодаря именитому шотландцу. К тому же, как правильно заметил Жак Вильнев в одном из интервью, молодежь привыкла к симуляторам, что также приводит к непониманию риска возможных опасных ситуаций, которые могут произойти на трассе.

Гибель Юбера – очередное напоминание о том, что автоспорт небезопасен. Понятие «нулевого риска» надумано поклонниками фразы «Формула 1 уже не та» и не может относиться к автогонкам. От слова «вообще». Если есть необходимость повысить уровень безопасности пилотов, механиков, маршалов и зрителей и понимание того, как это сделать, то медлить не стоит. Конкуренция в гонках всегда будет связана с опасностью.

Важно, чтобы все понимали, что в момент аварии только пилот отвечает за свою судьбу, учитывая все созданные для него условия безопасности. Не болельщики, не командный мостик коллектива, не маршалы и не гоночная дирекция. Только гонщик, который рулит болидом на скорости выше 300 км/ч.

Лучшее