Ежедневная доза Формулы 1
Вконтакте
Telegram

Хуже Williams

Haas в сезоне Формулы 1 2019 года

Опубликовано 29 декабря 2019

Думаете Williams – самая худшая команда сезона? Нет! Потому что Williams оставалась сама собой на протяжении всего сезона. Haas начала сезон на относительно быстром болиде, а дальше не развивала его, а ухудшала.


Отравление энергетиком – 3 из 10

Команда так и не поняла, как работать со своим болидом. Все началось в Австралии с лучших результатов квалификации позади лидеров, но реализовать их в гонке смог только Магнуссен. Машина не менялась и продолжала выдавать неплохие результаты в квалификации, а гоночный темп не улучшился, а куда-то испарился.

Команда разрабатывала для болида обновления, но они только ухудшали его, что и привело к возвращению конфигурации машины, подготовленной к первому этапу сезона. Провал был настолько очевидным, что это объясняет, почему Гюнтер Штайнер решил сохранить состав пилотов. Но свежая кровь не помешала бы коллективу. Даже Нико Хюлькенберг был бы лучше Романа Грожана. В адекватности решений Штайнера приходится сомневаться, особенно после подписания спонсорского контракта с энергетической компанией, от которого отказались посреди сезона.

Haas VF-19 – 3

Похоже, модель недорогого развития болида Haas оказалась нереализуемой. Редко бывает так, когда ни пилоты, ни инженеры не знают, что делать с машиной, которая ехала быстро, а затем замедлилась. Болид оставил неплохие впечатления после тестов и первого Гран-при. Но затем VF-19 оказался непредсказуемым — с нестабильной аэродинамикой, очень чувствительной к изменчивым условиям. Простой пример – в Бахрейне Магнуссен едва не опередил Макса Ферстаппена в квалификации, а в гонке финишировал за пределами топ-10. Дальше – хуже.

Инженеры и пилоты не могли обуздать шины. Соперники решили проблему, а Haas – нет. Задняя часть VF-19 просто не держала трассу. Обновления только усугубили проблему. Пилоты долго и настойчиво жаловались на заднюю ось, и команда вынуждена была сравнить две версии болида в нескольких гонках и создать гибридную версию.

Этот год поставил под сомнение модель построения команды. Покупка готовых элементов, сокращенный персонал, максимальное использование внешних ресурсов и ограниченный бюджет – главные недостатки и причины проблем болида. Поняла ли это команда? До старта нового сезона остается все меньше времени.

Кевин Магнуссен – 7

Кевину нечего стыдиться. Он выиграл квалификационную дуэль со счетом 13–8, второй год подряд установил быстрейший круг в сингапурской гонке, а его очков хватило бы с лихвой для девятого места. Его сезон нельзя считать успешным, даже учитывая проблемы команды в гонке. Но и обвинения Штайнера в невыполнении обязанностей не совсем справедливы.

Столкновение с Грожаном в Сильверстоуне осталось без последствий для него и Романа. Вместе с тем стоит признать, что пилотаж датчанина не всегда был стабильным. Особенно это было заметно, когда соперники атаковали его. Магнуссен приносит в команду деньги спонсоров, и его контракт заканчивается в следующем году. Сотрудничество вполне может закончиться, если команда не будет прогрессировать.

Роман Грожан – 5

Как француз умудрился продолжить контракт с командой, для нас остается загадкой. Все говорило о том, что это будет его последний год в составе… в Формуле 1. После ухода из Haas ни одна команда не подписала бы с ним контракт. Почему американцы оставили его? Если забыть о результатах, то ответ в первую очередь в его опыте. Именно он убедил команду вернуться к мельбурнской спецификации болида, убедившись в провале обновлений. Это – во-первых.

Во-вторых, практически во всех его сходах никоим образом не виноват только он. В Сильверстоуне вина напарников в столкновении была 50/50, как и в борьбе с Антонио Джовинацци на старте в Сочи. В Мельбурне команда не закрепила колесо на пит-стопе. В Сахире он пострадал от Лэнса Стролла. В Баку отказали тормоза. В Ле-Кастелле вновь отказала техника. В Венгрии на машине упало давление воды. Но на фоне всего пелотона он выступал хуже всех, даже хуже Кубицы. Да и надеяться на лучшее в следующем сезоне – неоправданная роскошь, которой француз пользуется с 2017 года.

Лучшее